На главную
 Ведалюб  Глас клио До потопа Взгляд из Хельсинки Архив Дискуссии

Другие статьи раздела:
Финский камень в убранстве Санкт-Петербурга
Финские легенды о Петре I в истории Петербурга
За 463 года до основания Петербурга. "Сон Пелгусия"

Финны в старом Петербурге

Вступление

финская церквь Святой Марии

Если бы мы с Вами, любезный читатель, оказались в центре старого Петербурга, где-нибудь в конце ХIХ века, то удивились бы космополитическому убранству улиц. Вывески и надписи на разных языках наглядно показывали интернациональный характер столицы Российской Империи, которая с самого основания была не просто окном, а скорее воротами в Европу, причём «с двусторонним движением». Свой вклад в строительство и развитие города на Неве внесли: немцы, французы, итальянцы, шведы и многие другие народы России и Европы. Среди них были высококлассные мастера: зодчие и инженеры, скульпторы и художники. Но также и простые рабочие: каменщики и плотники, землекопы и садоводы и многие другие.

Взгляните на карту. Петербург трижды находится на границах: географически - на границе Балтики, а через неё Атлантики, с одной стороны; и бескрайних лесов и степей Евразийского материка, с другой.

Этнически: на границе влияния восточно-славянских и финских племён, с одной стороны; и западно-европейских, немецко-скандинавских народов, с другой. И наконец, конфессионально: на границе традиционного влияния Византийского православия, Древней Руси, с одной стороны; и западных религий - католичества, протестантства, с другой.

Став столицей Российской империи, Санкт-Петербург играл роль питомника всевозможных талантов .Он притягивал способных и энергичных людей разных наций как с запада, так и из глубин России, воспитывал их, давал им широкие возможности проявить свои способности, вырасти в настоящих мастеров, сделать карьеру. Многие оставались тут на всю жизнь, других город «отпускал на волю», в родные пенаты.

О ком же эта книга?

В Петербурге жили многочисленные общины немцев, французов, поляков, татар, и других народов. На протяжении трёх веков истории Питера, среди других важное место занимали Петербургские финны. В этом легко убедиться, если мы представим, любезный читатель, что выходим прогуляться по Невскому проспекту в конце ХIХ века. Мы пройдём мимо "Пасссажа" с французскими товарами, мимо лучшего кондитерского заведения "Норд". Идём дальше, туда, где на берегу канала вырос дом компании "Зингер", а сразу за ним находится "Финляндский банк" и контора финского ювелира Тилландера. Направо по Б.Конюшенной видна финская церковь Мариенкиркко. Вокруг неё были сосредоточены многие финские учебные и культурные учреждения. А если пройти дальше по Невскому и свернуть налево на аристократическую Б. Морскую, то сразу встретишь вывески многочисленных финских ювелиров. Впрочем, и на Гороховой были финские лавки. А Финляндский вокзал и вся Выборгская сторона? Это было место компактного проживания финского населения. Там на каждом шагу слышалась финская речь. Финны крепко осели в столице.

В исторической литературе и даже в современной бытовой речи можно услышать удивительное разнообразие названий: русские финны, чухонцы ингерманландцы, финляндцы, чудь, маймисты, Действительно, состав финского населения Старого Петербурга включал несколько этнических и социальных слоёв. Самое многочисленное это местное финноязычное население, жившее в городе и его окрестностях с незапамятных времён. По своему этническому происхождению и языку они относятся к финнам, хотя никогда не жили в самой Финляндии. Большая часть их - лютеране, но многие придерживались православия. Они создавали общий финский фон в городе. Для их обобщённого наименования в документации их иногда называли маймисты (от финского самонаименования маамиес). С петровской эпохи в документах использовали термин ингерманландцы, принятый в шведских бумагах. Но в быту и литературе шире всего использовалось слово чухонцы. Оно исторически возникло в древние времена от имени западного финноязычного племени чудь для обобщённого названия финноязычных жителей Новгородской Руси, а затем и России. Это слово никогда не имело ругательного или оскорбительного характера. В подтверждение тому есть ссылки на серьёзных историков: В.Кипарского, М. Энгмана и др. Другая категория, финны, имевшие финляндское гражданство после 1809 г, приехавшие в С-Пб на заработки, на учёбу, для бизнеса. Это чиновники, учёные, офицеры, ремесленники. Они составляли основу интеллигенции в финском приходе Мариан киркко. И наконец, шведоязычные "финляндцы", приехавшие в Россию на учёбу, военную или гражданскую службу. Они часто сохраняли шведский язык, но являлись патриотами Финляндии, развития финской государственности и культуры. Для своего начальства, также как для окружающей русской общественности воспринимались как финские офицеры (Бонсдорф, Редигер) финские учёные (Норденшельд), или финские писатели (Эрстрем, Арвидсон, Рунеберг). В России они выступали как патриоты Финляндии, часто как наиболее активные защитники финского языка и фольклора.

С древнейших времён на берегах Невы.

начало

За много столетий до основания Петербурга, с древнейших времен, по берегам Невы и в ее устье жило племя ижора из группы прибалтийско-финских народов, о чем свидетельствуют названия рек и селений Ленинградской области: Большая Ижора, Малая Ижора, Усть-Ижора и др. От племени ижора произошло название местности, расположенной на левом берегу Невы,— Ижорская земля, или Ингерманландия (Ингрия), как называли ее немцы и шведы.

На запад от устья Невы вдоль побережья Финского залива и реки Нарвы жили племена чудь и водь из группы прибалтийско-финских народов.

Славяне и русь пришли сюда в глубокой древности (8 -10 век). Они продвигались с берегов Ладоги, а также от Новгорода и расселялись по берегам Невы и восточному побережью Финского залива. Славяне занимались земледелием и скотоводством. Процветали у них ремёсла. Уже в IX в. Ижорская земля вошла в состав Древнерусского государства и составила часть территории Новгородского княжества.

Племена ижора и водь, занимались рыболовством и охотой на пушного зверя, торговали со славянами. Контакты носили оживлённый характер, о чём свидетельствуют захоронения имеющие как древнерусские, так и финские черты.

После крещения Руси, многие ижорцы и водяне постепенно стали принимать православие. Среди племен ижора шел процесс расслоения общины, и появилась местная знать. В древней русской летописи рассказывается о старейшине Ижорской земли Пелгусии, принявшем после крещения имя Филипп.

По реке Неве проходил важнейший торговый путь, соединявший народы, жившие в районе Балтийского моря, со странами Средней и Юго-Западной Азии, Ближнего Востока, с Византией. Об этом, в частности, свидетельствует найденный в XIX в. при раскопках на Васильевском острове клад арабских монет, относящихся к IX—Х вв. Торговым путем по Неве пользовались и новгородские купцы, совершавшие поездки по Балтийскому морю в города Швеции и Северной Германии. Сложный фарватер, пороги на реке заставляли купцов нанимать лоцманов из местного ижорского населения.

500 лет войн

начало

Начиная с XII века шведские и немецкие феодалы неоднократно пытались захватить невские берега. В 1221 г. ливонские рыцари совершили дальний поход в Ижорскую землю и жестоко разгромили этот край, «перебили всех мужчин, увели массу пленных обоего полу»; множество овец, быков и другого скота, которого немецкие рыцари не смогли увести, они истребили. В совместной борьбе против общего врага сложился союз местных финских племен с русским населением. Охрана морского побережья возлагалась на особую морскую стражу из местного ижорского населения. Летом 1240 г. была совершена новая попытка шведских воинов захватить берега Невы, и важный город-порт Ладогу. Согласно летописи, местный ижорец старшина Пелгусий в это время держал дозор в устье Невы. Он обнаружил высадку шведских войск, и сообщил весть в Новгород. 15 июля 1240 г. на берегах Невы, при впадении в нее реки Ижоры, шведы наголову были разбиты новгородским ополчением под водительством молодого князя Александра Ярославича. За эту победу он был прозван "Невским".

После присоединения Новгорода к Московскому княжеству в 1478 г. земли по реке Неве вошли в состав Русского централизованного государства. Район устья Невы был густо заселен. На его трех островах - Васильевском, Фомине и Сандуе (впоследствии разделившемся на три современных острова: Крестовский, Каменный и Елагин) — в конце XV в. насчитывалось 744 двора с населением 1191. В устье реки Охты появилось торговое поселение Усть—Охта. Около 15 торговых людей (купцов) держали там склады и портовые причалы для судов.

86 лет под властью шведской короны

По Столбовскому миру 1617 г. Ижорская земля отошла к Швеции. 95 процентов покоренного населения составляли крестьяне. Они несли многочисленные поборы. Главной линией шведского правления было внедрение лютеранства, и передача земель финским переселенцам. Коренные жители: ижорцы, корелы, русские бежали на юг, на Русь. На смену им из восточной Финляндии пришли саволаксы из Саво и с Карельского перешейка (эвремейсы).

Стремясь закрепиться на невских берегах, в устье Охты шведы построили крепость Ниеншанц. Ниен происходит от названия Невы, а шанц - форт, крепость. Рядом с ней возник город, получивший от шведского короля в 1632 г. торговые привилегии. Город называли Ниен, а в народе Шанцы. Население было преимущественно финским: в 1641г 34 владельца домов имели финские имена, 12 немецкие и 10 шведские. Его жители в конце ХVII в. имели до 100 кораблей и совершали поездки в Выборг, Нарву и другие города Швеции. От Ниеншанца к русскому селению Спасскому (на его месте позднее построили Смольный монастырь) ходил паром. От Спасского шла тропа на Большую Новгородскую дорогу. Вокруг Ниеншанца на берегах Невы раскинулось около 40 поселений с финскими и русскими жителями . Так продолжалось до 1703 года.

Образование и расцвет финской общины Старого Петербурга.

Здесь будет город заложён
Назло надменному соседу
Природой здесь нам суждено
В Европу прорубить окно
Ногою твёрдой стать при море

В 2003 году,16 мая по старому стилю исполнилось 300 лет со дня основания Санкт-Петербурга. Помимо официальной литературы это событие отражено и в народных преданиях. Вот одно из преданий об основании города, приведённое М.И.Пыляевым: «ПётрI, осматривая остров Йаниссаари, взял у солдата заступ, вырезал два дёрна, и положил их крестообразно, сказав: «Здесь быть городу», в это время в воздухе появился орёл и стал парить над царём».

Финские племена на берегах Невы, и Финского залива оказались физически вовлечёнными в осуществление грандиозных планов великого Петра. В свою очередь,

начало Пётр I стал героем устного финского фольклора, в котором красочно отразилось основание и строительство Петербурга. Сохранились финские легенды о Петре I. После основания Санкт-Петербурга в 1703 г. финское население на берегах Невы стало быстро расти: пешими колоннами пригоняли пленных шведов и финнов из войска Карла XII - от Нарвы, Полтавы, Выборга. На маленьких кудлатых лошадках тянулись крестьяне-финны, собранные из дальних и ближних деревень на строительство крепости и города. Финское простонародье сформировало «Чухонский Петербург», определявший будничную жизнь блестящей столицы империи. Среди них были ремесленники и извозчики, горничные и кухарки, перевозчики и мастеровые. Центром общения оставалась церковь. Место для финско-шведского прихода было выделено ещё в 1733 году по указу императрицы Анны Иоановны на Большой Конюшенной улице, где в 1804 году была освящена финская церковь Святой Марии - Мариенкиркко. Вокруг неё разместились финские культурные и общественные организации. Присоединение Финляндии к России в 1809 г. на правах великого княжества резко усилило поток прибывающих финнов. В середине XIX в. в город на Неве ежегодно прибывали тысячи финнов. Петербург манил к себе, как место, где можно получить образование, повысить квалификацию, основать свое дело или хотя бы неплохо заработать. К тому же стоимость жизни в Питере была в три раза ниже, чем в Финляндии. Представители образованных сословий искали пути для карьеры на царской службе или в сфере культуры. Среди петербургских финнов были чиновники и генералы, художники и музыканты, журналисты и писатели.

В конце ХIХ века в Санкт-Петербурге насчитывалось по некоторым оценкам до 27 тысяч финнов. Петербург мог считаться, таким образом, вторым по величине ”городом Финляндии”. Но это был особый «город в городе» - посреди крупнейшей европейской столицы. Здесь было около десятка церквей и финских школ, своё издательство, газеты, спортивные и политические общества. Финская культура на берегах Невы до 1917г сохранялась и расцветала. О наиболее интересных событиях жизни финнов в Старом Петербурге и ярких личностях мы и расскажем в этой книге.

Другие статьи раздела:

За 463 года до основания Петербурга. "Сон Пелгусия"